История здания Института

В 1907 году екатеринодарский купец первой гильдии Гавриил Тарасов купил участок на углу Спиридоновки (тогда Спиридоновская улица) и Большого Патриаршего переулка в Москве. По его заказу в 1908–1912 годах архитектор Иван Жолтовский возвел роскошную усадьбу в традициях итальянского ренессанса. Гавриил Асланович умер в 1911 году, не дожив до конца строительства. Достраивали дом уже сыновья Тарасова, которые однако пожить в нем не успели – из-за революции.

О заказчике напоминает латинская надпись на парадном фасаде «GABRIELUS TARASSOF FECIT ANNO DOMINI…», что означает: «Габриэль Тарасов сделал лета Господня…». Цифры с датой строительства утрачены. В ежегоднике «Московский архитектурный мир» за 1912
год особняк Тарасова назван «сказкой былых времен». Сейчас особняк занимает Институт Африки.

Дом на Спиридоновке вошел в число богатейших и интереснейших с точки зрения архитектуры сооружений Москвы того времени. На первый взгляд, Иван Жолтовский возвел копию палаццо Тьене, который архитектор Андреа Палладио построил в городе Виченце в XVI веке. Однако московский особняк представляет собой скорее вариацию Жолтовского на тему конкретного ренессансного дворца и его размышления об архитектурном наследии Палладио в целом. Остановимся на истории итальянского «прототипа» здания Института подробнее.

В октябре 1542 года Маркантонио и Адриано Тьене начали переделку своего фамильного дворца эпохи Кваттроченто. Согласно документам в трудах Андреа Палладио «Четыре книги об архитектуре», они задумывали грандиозный проект, который бы занимал целый городской квартал размером 54х62 метра, и выходящий фасадом на главную улицу (сегодня – Корсо Палладио) города Виченцы.

Богатые, могущественные и обладавшие утонченным вкусом братья Тьене принадлежали к одному из тех благородных итальянских семейств, что постоянно перемещались между важнейшими европейскими городами того времени, и могли продолжительное время гостить у своих влиятельных друзей. Поэтому они сочли за необходимость построить роскошных дворец в своем родном городе, где также можно было принимать гостей. В то же время, как представители узкой аристократической прослойки города, они мечтали о величественном дворце, подчеркивающем их роль в городе, свидетельстве их власти.

Работа над зданием началась в 1542 году. В декабре этого года Джулио Романо посетил Виченцу, где в течение двух недель был консультантом при строительстве балконов Базилики города Виченцы. Возможно, в это же время с ним и познакомились братья Тьене. Работа, однако, продвигалась медленно: строительство дворца претерпело ряд остановок и запусков в 1546 году. На фасаде стоит дата завершения строительства – 1556 год, а во внутреннем дворе – 1558. Это объясняется тем, что после смерти Адриано Тьене во Франции в 1552 году, сын второго брата, Маркантонио, Джулио, стал маркизом Скандиано, и интересы семьи переместились в Феррару. Должного внимания возведению дворца не уделялось.

В 1552-1553 годы строительство в северо-восточном направлении должно было быть завершено, как и работа декораторов. Однако это не произошло, а после смерти Маркантонио в 1560 году, строительство было полностью остановлено.

В результате, только маленькая часть задуманного грандиозного проекта была претворена в жизнь, что, возможно, и к лучшему – ни венецианская, ни виченцианская знать никогда бы не потерпела возведения подобного «частного королевства» в центре города.

На месте планировавшегося строительства стояли старые дома, принадлежащие семье, и дворец пятнадцатого века, который существует до сих пор, построенный по заказу деда Тьене, Лодовико. Дворец занимает менее четверти квартала (то есть построена была лишь 1/4 часть проекта). Он состоит из двух уровней: первый этаж, украшенный рустом, с прямоугольными окнами под арками, и второй этаж, также рустованный, с парными коринфскими пилястрами, окна с рустом с фронтонами. Обе стороны двора, рустованы с первого этажа от галереи, с арками между коринфскими пилястрами на
первом этаже. Внутри – удлиненные комнаты по периметру двора, богато украшенные на обоих уровнях – почерк школы Джулио Романо.

Помимо венецианских (серлианских) окон, еще одним декоративным элементом фасада являются два боковых рустованных окна. Дизайн этих окон перекликаются с дизайном, использованным архитектором Джулио Романо при проектировании его собственного дома в Риме. Оконный ярус состоит из простых рустированных блоков, отличающихся от резного камня. Это архитектурное решение также придумано Джулио Романо, но воплощено в жизнь Палладио в 1542 году.

На рамке под крышей воплощено необычное соединение масок и львиных голов, выполняющих также изначальную функцию дренажных патрубков.

Когда в 1614 году английский архитектор Иниго Джонс посетил дворец, он отметил, что «этот проект был создан Джулио Романо и выполнен
Палладио». Существуют некоторые споры относительно авторства проекта, однако все же оригинальная концепция Палаццо Тьене принадлежит Джулио Романо (который также работал при дворе семьи Гонзага в Мантуе. С этой семьей у братьев Тьене были теплые дружеские отношения), а молодой Палладио скорее всего занимался исполнением и воплощением дизайнерской работы. Его роль в строительстве, однако, возросла со смертью Романо в 1546 году.

Элементы дворца, принадлежащие «перу» Джулио и чуждые творчеству Палладио легко различимы: четырехколонный атриум практически идентичен атриуму Палаццо дель Те – виллы Федерико II Гонзага под Мантуей (несмотря на то, что своды были модифицированы); также Романо принадлежат окна и элементы фасада первого этажа – как выходящего на улицу, так и во внутренний двор. В то время как Палладио конструировал балочные перекрытия и капители верхнего этажа.

Сегодня в Палаццо располагается галерея искусств, проходят выставки знаменитых произведений искусства итальянских и европейских мастеров. Деревянная модель, выполненная по чертежам первоначально планировавшегося здания, в настоящее время также хранится в Палаццо.

Наше здание

Известно, что Жолтовский в доме Тарасовых изменил пропорциональные отношения верхнего и нижнего этажей. Об этом рассказывает (вероятно, со слов самого архитектора) Г.Д. Ощепков в прижизненной книге 1955 года о Жолтовском: «Общую композицию этого дома мастер задумал выполнить в полном соответствии с палаццо Тьене, выстроенным Палладио в Виченце, но совершенно изменив при этом его пропорции. Об отношениях так называемого «золотого сечения» он знал в то время еще очень мало. Зато он помнил, что при изучении Дворца дожей в Венеции ему очень понравилось пропорциональное соотношение его верхней и нижней частей. По произведенному тогда в натуре промеру И.В. Жолтовский установил, что нижняя часть этого дворца на 1/13 больше по высоте, чем его верхняя часть. Палаццо Тьене, наоборот, имеет небольшую нижнюю и большую верхнюю часть. Для вновь проектируемого дома Тарасова зодчий принял пропорциональные отношения венецианского Дворца дожей. Аналогичные изменения пропорциональных соотношений он внес и в остальные элементы здания. Таким образом, хотя выстроенное Жолтовским сооружение своим внешним обликом и напоминает палаццо Тьене, оно имеет совершенно другие пропорции. Благодаря этому оно представляет собой не механическую копию, а творчески переосмысленное произведение».

Таким образом, он и копировал его, и, одновременно, менял пропорции, и менял композицию – в сторону усложнения «истории» новостроящегося здания.

Дом Тарасова был построен по проекту Ивана Владиславовича Жолтовского (1867–1959), выпускника Императорской Академии художеств, приехавшего в Москву и уже выполнившего в старой столице и окружающих ее усадьбах несколько крупных заказов. Среди его построек начала века наиболее значительной был дом Скакового общества (1903–1906), в котором идеи палладианства были высказаны уже очень отчетливо. В усадьбе «Липовка» (Липки-Алексеевское, 1907–190) Жолтовский также обратился к теме венецианских вилл на Терраферме, сооруженных Палладио.
В 1909 году Жолтовский стал действительным членом Академии художеств, то есть к моменту начала строительства дома на Спиридоновке он был уже вполне признанным сорокалетним мастером.




В интерьерах дома Тарасова тоже нет возможности говорить о копийности: планировка только очень отдаленно напоминает палаццо Тьене, скорее это Палладио вообще. Узнаются отдельные «узлы» лестниц, своды, камины, группы колонн, рисунок кессонов деревянных потолков, четверти пилястр в углах, камины. Созданные постоянным сотрудником Жолтовского художником И.И. Нивинским росписи сводов и потолков, а также живописный фриз большого зала, написанный Е.Е. Лансере, помогают этому «узнаванию» ренессансной Италии, вводят посетителя в круг образов Возрождения.


При составлении текста были использованы материалы интернет-ресурсов:

http://www.projectclassica.ru/
http://anothercity.ru/
http://oldmos.ru/
http://www.yerkramas.org/
http://www.cisapalladio.org/
http://www.vicenzaforumcenter.it/
http://www.palazzothiene.it/
http://moscowwalks.ru/

Подборка материалов и перевод текстов: Петр Попов